foto25600-3Американский биолог Эдвард Уилсон назвал присущее любому человеку чувство единения с природой биофилией – «стремлением присоединиться к другим формам жизни».

Такое чувство приносит большое эмоциональное удовлетворение, помогая снизить уровень гнева, беспокойства и боли. Это, несомненно, помогло человеческому виду выжить, поскольку люди фундаментально зависят от окружающей среды и экосистемы.

Но в последнее время биофилия породила свой крайний вариант: хемофобию, которая заключается в рефлекторном неприятии современных химических соединений синтетического происхождения.

Как называется и что собой представляет боязнь химии?

Хемофобия является продуктом одного из направлений современного экологического движения, которое представляет химические вещества как «зловещие и малоизвестные партнеры радиации, проникающие в живые организмы, переходя от одного к другому в цепи отравления и смерти» (цитата из книги Рейчел Карсон «Безмолвная весна», которая была опубликована ещё в 1962 году).

Несмотря на значительные достижения в области охраны окружающей среды, хемофобское движение по-прежнему считает, что все искусственные химические вещества являются испорченными. Это ложное предположение привело к популярному спросу на продукты, считающимися «натуральными» и «не содержащими химикатов».

Подмена понятий и причины страха

foto25600-0Основным из признаков фобии является боязнь химикатов, под которыми понимается практически всё в материальном мире — от топлива и пластика до человеческих тел и детского масла.


На протяжении многих лет хемофобы искусно превращали слово «химический» в стимул, вызывающий эмоциональную, а не прагматическую реакцию. Большинство хемофобов, впрочем, под химическими веществами имеют в виду то, что они считают именно вредными химическими веществами.

Основная причина страха перед подобными продуктами заключается в том, что хемофобы либо очень плохо знают химию, либо не знакомы с самыми элементарными фактами, относящимися к теме. Распространенным заблуждением является отождествление составляющих, используемых при производстве определенных химических продуктов, с готовыми веществами.

Яркий пример – третбутилохинон TBHQ, который применяется в качестве синтетического антиоксиданта и консерванта. В его формуле действительно присутствует бутил – производное токсичного газа бутана. Однако вместо этого факта хемофобы утверждают, что третбутилохинон сделан из бутана, а это уже коренным образом изменяет факт. Это всё равно, что сказать: вода вредна для организма, потому что в её составе содержится водород (очень легковоспламеняющийся газ).

На самом же деле химическая формула TBHQ не содержит, а включает в себя химическую формулу бутана. Одно из основных правил химии как раз и состоит в том, что когда атомы объединяются и образуют связи друг с другом, они теряют свои индивидуальные свойства.

Для того чтобы противодействовать данному симптому, следует вспомнить, что весь материальный мир (в том числе, наше тело и мозг) состоит из химических веществ. Поэтому негативно реагировать на слово «химический» — значит обращать внимание на что-то расплывчатое и неопределённое.

Единственный способ уменьшить воздействие триггерных слов — противопоставить им рациональные мысли.

Самое главное, спросите себя, о каком именно химическом веществе идет речь. Откуда это взялось? Сколько его в продукте? Какие исследования проводились на нём? Насколько надёжны их выводы? Постарайтесь узнать больше об этом, прежде чем вынести окончательное решение.

Важность контекста

foto25600-5Выдёргивание неких политических заявлений из контекста часто вводит в заблуждение; с этим согласно большинство хемофобов. Тем не менее, они часто изменяют данному принципу, когда рассуждают о химических веществах.

Применительно к химии речь идёт о дозе вещества. Как тут не вспомнить естествоиспытателя XVI века Парацельса, написавшего, что «Одна лишь доза делает вещество ядом или лекарством».

Убедительным подтвержением является ботокс — токсин ботулизма. Это химическое соединение, которое может быть смертельным при определенных обстоятельствах, стало основным продуктом в косметологии и медицине.

Многие хемофобы признают, насколько некоторые наркотики (например, наркотические анальгетики) могут быть опасны в чрезмерных дозах, но при этом полезны в малых дозах. Однако они почему-то не применяют тот же самый принцип мышления к другим химическим соединениям, которые они считают токсичными — от антипиренов в диванах до пищевых добавок.


Уровень жизни человечества неизмеримо улучшился, в том числе, и из-за синтетических химикатов — лекарств, пластмасс или удобрений. Примерно около половины всех применяющихся в лечении лекарств — синтетические, а другая половина — натуральные. Обе категории имеют положительные эффекты при использовании в нужных дозах, и вредные эффекты при злоупотреблении. Аналогичный эффект на растения оказывают удобрения. Таким образом, объективно классифицировать отдельную молекулу как «хорошую» или «плохую» практически невозможно.

Игнорирование контекста — симптом более серьёзной проблемы, которая заключается в недостаточном внимании к деталям. Многие принципы науки можно объяснить просто, но при одном условии – следует учитывать тонкости и детали. Иначе результат научного исследования будет понят неверно.

Хорошим примером является упоминание о токсичных диванах, которые якобы пропитаны вредными химическими веществами. Такой скоропалительный вывод делается без экспертизы фактических доказательств, предположительно свидетельствующих о том, что химические вещества в диване являются ядовитыми реагентами. Поскольку нет обоснований и нет контекста, то навязывается мнение, что само присутствие антипирена делает его опасным для здоровья.

foto25600-2

Победить такой симптом можно, внимательно оценив три компонента:

  • летальную дозу (ЛД);
  • размер образца;
  • наличие тестирования на животных.

В подавляющем большинстве случаев так называемые «опасные химические вещества», упоминаемые хемофобами, характеризуются весьма низкими значениями ЛД (летальных доз), иначе к применению в бытовых условиях такие вещества не допускает санитарная инспекция. А она действует в строгом соответствии с положениями ГОСТ Р 57443-2017.

Псевдоканцерогенность

Прочитайте почти любую статью о так называемых опасных химических веществах, и вы обнаружите, что они так или иначе связаны с раком больше, чем с любым другим заболеванием. Но словосочетание «связанный с» настолько размыто, что почти бесполезно для вдумчивого анализа.

«Связанный с» может означать что угодно — от «имеющего незначительную и недоказанную связь» до «имеющего прямую корреляцию» и «рассматриваемого как причинный фактор».

Когда хемофобы говорят, что некий продукт связан с раком, они хотят, чтобы оппоненты поверили, в то, что этот продукт вызывает рак. Но это невозможно принять, если вы не прочитаете основную литературу; в большинстве случаев вы обнаружите, что истина в лучшем случае довольно сложна.

Причина этого кроется в деталях, в данном случае — в тонкостях и статистических данных токсикологии. Как показало множество исследований, очень и очень трудно найти корреляцию — не говоря уже о причинно-следственной связи — между каким-либо отдельным химическим соединением и раком.

foto25600-1Научный литератор Джордж Джонсон написал отличную статью, описывающую весьма неоднозначную корреляцию между химическими веществами и раком.

Причина заключается в том, что «естественный» раковый фон уже очень высок, и люди часто сталкиваемся с трудностями обнаружения небольшого избытка раковых заболеваний на этом высоком фоне.


Такая связь обнаруживается, например, между сигаретным дымом и раком лёгких. Но, во-первых, таких случаев относительно немного, а во-вторых, эти связи были установлены только после десятилетий исчерпывающих исследований, в ходе которых использовались очень большие выборки по населению. То же самое относится к связи между химическими веществами и почти любым другим заболеванием. Поэтому невозможно делать выводы, не изучая статистику.

Устранение подобной разновидности хемофобии усложняется недостаточной квалификацией для анализа сложных статистических анализов. Но есть несколько простых мер. Самый важный вопрос, который следует задать, касается размера выборки. Небольшие размеры выборки приводят к существенным ошибкам.

Например, приведенный ранее пример с токсичными диванами основывался на выводах исследования с очень небольшим размером выборки. Другими факторами, с которыми необходимо иметь дело, являются однородность и погрешность выборки, а также показатели статистической значимости.

Опять же, не все могут стать экспертами в статистике, но сам процесс постановки этих вопросов заставит человека скептически относиться к статьям, свидетельствующим о патологической боязни химических веществ. И это будет справедливо.

Как предотвратить развитие фобии?

Излечить данную фобию невозможно, но можно минимизировать наиболее вероятные последствия.

Рецепт просто — нужно наводить мосты, сопереживая людям, которые боятся химикатов. Важно понимать, что эти люди разные: одни просто пытаются применить принцип предосторожности и ошибаются в более надежную сторону. Другие присоединяются к распространенному мнению «меня это не касается», с которым согласятся даже химики.

Даже если предположить отсутствие корреляции между, скажем, воздействием анилина и раком, это не означает, что человек будет в порядке, когда тонны анилина выбрасываются в почву вокруг его дома. Наконец, некоторые хемофобы действительно делают это для рекламы, поскольку антииндустриальные настроения почти всегда хорошо продаются в Интернете. Особо следует выделить и таких, которые уже приняли решение и невосприимчивы к доводам разума.

foto25600-6Таким образом, хемофобы отражают разнообразие мнений, которое, например, встречается и в среде скептиков по поводу изменения климата. Важно не стричь их всех под одну гребёнку.

Экстремистов, вероятно, не поколеблют никакие аргументы, но хочется верить, что большинство хемофобов не относятся к этой категории и открыты для рациональных аргументов.

Важно понимать, что у многих из этих людей есть хотя бы частично веские причины выражать глубокий скептицизм в отношении синтетических химикатов. Во всех известных случаях эколого-химических катастроф влияние отдельных химических веществ на здоровье людей очень трудно оценить.

Что не вызывает возражений, так это неэтичное поведение химических компаний, загрязняющих реки, почвы и грунтовые воды токсичными отходами. Нужно сочувствовать людям, которые вели дорогостоящую кампанию против противников с глубокими кошельками и десятилетиями ждали, чтобы найти объяснение душераздирающей ранней смерти их сыновей и дочерей.


Даже если жертвы предполагаемых химических действий ищут ответ не там, их переживания вполне реальны. Люди должны сделать все возможное, чтобы отделить компании от их продукции, но и должны понимать, что матери, которая только что потеряла своего 6-летнего сына из-за лейкемии, сделать это гораздо труднее.

Наконец, стоит обратиться к лучшим литературным произведениям. Внимательно изучите писателей, проявляющих хемофобию, и вы обнаружите, что многие из них преследуют те же цели, что и обычные люди: обеспечить безопасность детей и окружающей среды.

Полезное видео

Смотрите видео о том, что такое хемофобия и является ли она патологией:

Заключение

Некоторые из литераторов являются сторонниками здорового питания, другие хотят привлечь к ответственности компании, практикующие неэтичные действия. Загляните глубже, и вы обнаружите, что, хотя пути могут быть разными, цель у всех одна и та же – чистая планета, здоровье, будущее детей. Эти слова должны объединять и хемофобов, и хемофилов.